top of page
  • Фото автораLeonid Belsky

Загадки русских подвесных чернильниц XVII-XVIII веков.

У меня в коллекции набралось несколько подвесных металлических чернильниц в виде плоских флаконов, которые широко представлены в различных российских музеях и датируются от второй половиной XVII века до середины XVIII века.


Об интересных изображениях на этих подвесных чернильницах я написал небольшой пост в 2022 году (ссылка), но с той поры остались у меня несколько вопросов и гипотез в части использования таких чернильниц, которыми решил поделиться. Вдруг у кого-то тоже есть интересные версии на этот счёт.


Если хорошенько порыться в государственном каталоге музейного фонда РФ (Госкаталог), то можно найти более 400 подвесных чернильниц, которые хранятся в различных российских музеях. Заметим, что в разных музеях их могут называть по-разному: подвесные, русские и т.д.

Чернильницы из коллекций российских музеев: Государственный Исторический Музей (ГИМ), Российский Этнографический Музей (РЭМ), Государственный Эрмитаж (ЭРМ), Госкаталог.


В ряде источников, описывающих деятельность государственных приказов, начиная с XVI века до XVIII века, говорится о том, что подвесные чернильницы носили на шее или на поясе.


Ношение на шее вызвало у меня вопросы, потому что на нескольких чернильницах с сохранившимися цепочками хорошо видно, что они слишком короткие. Далее привожу два примера из Госкаталога:


С помощью такой короткой цепочки возможно закрепить чернильницу на поясе, а также переносить чернильницу, взяв за короткую цепочку рукой.


Следующий вопрос, который у меня возник, - насколько удобно было использовать небольшие подвесные чернильницы в качестве настольных чернильниц?

 

Для ответа на этот вопрос я провёл небольшой эксперимент, благо у меня в коллекции есть несколько таких подвесных чернильниц разного размера (от 4 см до 6 см) из разных материалов (медь, бронза, латунь).

 

Макать гусиное перо в стоящую на столе подвесную чернильницу оказалось совсем неудобно и весьма рискованно. В отличии от настольных чернильниц, у подвесных отверстие маленькое, а гусиное перо длинное. В ходе эксперимента я несколько раз опрокидывал чернильницы из-за их неустойчивой формы😊.


Нашел возможное объяснение в одном из источников: оказывается, чернильницы держали в левой руке при письме. Генрих Штаден в Записках о Московии [1] рассказывает о том, как писали приказные дьяки и подьячие во времена Ивана Грозного: «Перед дьяком на столе стояла чернильница с перьями. Помощники дьяков или подьячие держали свои чернильницы с перьями и бумагой в левой руке и на коленке пере­писывали грамоту набело».

Наиболее часто встречаемая поза для письма в XVI-XVII веках [2] 


У меня сразу возник вопрос, как одновременно держать чернильницу в левой руке и придерживать той же рукой лист бумаги?


Если предположить, что чернильницу подвешивали на цепочке на левой руке, тогда все становится на свои места. Кстати, макать гусиное перо в чернильницу приходилось практически после каждого написанного предложения. При таком висячем положении чернильницы макать перо было удобно, а опрокинуть чернильницу достаточно сложно.


Подвесная чернильница была удобным устройством для мобильных писарей. В то же время, книгописцы использовали настольные чернильницы с широким горлом и устойчивой формой и тоже писали на колене. В качестве примера - изображение с одной из миниатюр XVI века [2] :

Писцы книг. Миниатюра из лицевого «Жития преподобного Сергия Радонежского»


Просматривая Госкаталог, я нашел более 400 подвесных чернильниц XVI-XVIII вв. Уверен, что еще не меньше сотни хранится в частных коллекциях. Для сравнения, мне удалось найти всего 40 металлических стационарных чернильниц. В качестве примера - две такие чернильницы из коллекции ГИМ (источник - Госкаталог):


Поэтому у меня возник следующий вопрос: почему до нашего времени дошло так много подвесных металлических чернильниц и так мало настольных металлических чернильниц того же периода?


Для ответа на этот вопрос перенесемся во вторую половину XVII века и попробуем разобраться, кто в то время работал в государственных учреждениях.


Известно, что в течении XVII века наблюдался бурный рост количества приказных людей. Только в Москве в приказах их численность увеличилась с 623 человек в 1626 г. до 2739 человек в 1698 г.


Небольшое пояснение к данной таблице взятой из [3]:


Центральные учреждения – многочисленные приказы, расположенные в Москве.


В качестве наглядного примера рассмотрим Посольский приказ в период царствования Алексея Михайловича и его сына Фёдора Алексеевича (1645–1682 гг). Посольский приказ был Министерством иностранных дел того времени.  На вершине находились дьяки – руководители приказной администрации (по аналогии, своего рода заместители министра иностранных дел). Далее старые подьячие, которые возглавляли отделы и отвечали за различные направления (отношения с различными странами, иностранная почта, надзор за иностранцами, толмачами, переводчиками и др.). Основную писчую работу выполняли средние и молодые подьячие, а также ученики – практиканты, которые работали бесплатно в качестве обучения.


В приходно-расходных книгах Посольского приказа упоминается покупка кувшинов с чернилами, речного песка, гусиных перьев и других аксесуаров для письма, но нигде нет упоминания о покупке медных чернильниц [5]. В приходно-расходных книгах других приказов периодически встречаются записи о закупке медных чернильниц, но в небольших объемах.


Моя гипотеза, что подьячие могли использовать свои собственные подвесные чернильницы, которые служили им верой и правдой многие годы. Известно, что многие подъячие проходили начало обучения в специальных приказных школах и уже там могли обзавестить подвесными чернильницами, благо, что семьи будущих подьячих могли быть весьма обеспеченными.


В качестве наглядного примера: средняя стоимость подвесной медной чернильницы в 1660-х годах была 12 алтын. Для сравнения, cредняя оплата труда ремесленника составляла 2 алтына в день (уровень жизни XVII века). Стоимость настольной богато украшенной металлической чернильницы могла быть в 5-6 раз больше подвесной!


Если взять соотношение подьячих, которые выполняли большую часть мобильной работы, и небольшой группы дьяков, которые составляли приказную элиту, получали высокий доход и могли позволить себе роскошные настольные чернильницы, то становится понятным, почему так много было найдено подвесных металических чернильниц и так мало дорогих настольных.


Еще один практический вопрос, который у меня возник в процессе изучения подвесных чернильниц: как в старину наливали чернила в узкое горло подвесной чернильницы?


Как оказалось, в качестве воронки для этого использовали оригинальное устройство в форме изогнутой большой ложки c отверствием. Для иллюстрации приложил две фотографии этого устройства, которые я получил от известного коллекционера древней русской письменности Сергея Ивановича Нелюбина:


Следует отметить, что в московских Приказах также использовались керамические подвесные чернильницы. Привожу пример керамической чернильницы XVII века с отверствиями для переноски, которая была найдена в ходе раскопок в Московском Кремле в 2019 году:


Эта чернильница также имеет узкое горло, но намного более устойчивую конструкцию по сравнению с подвесными, в виде плоских флаконов. Неизвестно, насколько много таких керамических чернильниц использовалось по сравнению с металлическими. Очевидно, что керамические были более дешевыми, но менее долговечными.


Небольшое отступление - писчие сосуды для чернил

 

В монастырях традиционно использовали керамические стационарные чернильницы или так называемые "писчие сосуды" различных форм, которые часто при раскопках атрибутируются как предметы посуды XVI-XVIII вв. Думаю, поэтому они так редко встречаются в российских музеях под своим истинным названием.


На практике, от такой керамической чернильницы всего лишь требовался достаточный объем и широкое горло, чтобы можно было без труда наливать и размешивать чернила. Если в государственных приказах покупали готовые чернила, то в монастырях чернила готовили сами. Cначала в больших кувшинах чернила готовили для длительного использования. В результате получалось так называемое "чернильное гнездо" из дубовых орешков, железа и прочих ингредиентов. Такое гнездо могли использовать годами. Затем из кувшина чернила вместе с отстоем наливали в каждую чернильницу, что давало возможность позднее по мере расхода приготавливать свежие чернила прямо в самом писчем сосуде. В ряде документов упоминается мешалка, как необходимый атрибут для каждого писчего сосуда, а также губка или полотняная тряпочка, которые использовались в качестве своебразного фильтра, чтобы отделить чистые чернила от "гнезда" на дне чернильницы.

 

Возвращаюсь к металлическим чернильницам XVII века. К сожалению, тогда не было принято подписывать чернильницы. Когда мне в Эрмитаже попалась на глаза редкая чернильница с подписью, я ее сразу сфотографировал вместе с этикеткой.

 

Обратите внимание на слово «дьячек», которое на первый взгляд ассоциируется с церковным миром, но на самом деле это был термин, который также, как и слово «подьячий», означал помощника дьяка. Согласно [3] в XVII веке слово «подьячий» чаще употреблялось в смысле служащего в приказных государственных учреждениях, а слово «дьячок» — в местных учреждениях (в таможенной, губной или земской избах).


К сожалению, мне не удалось найти информацию о владельце данной чернильницы. Перепробовал все доступные источники. Даже в объемном* справочнике Веселовского [6] нет ни одного намека о загадочном дьячке, владельце этой роскошной, не по чину дорогой чернильницы.


*С.Б.Веселовский, который был одним из крупнейших специалистов по социальной истории Русского государства XVI—XVII вв., создал огромную картотеку с описанием 16 тысяч служащих столичных приказов и местных учреждений.

PS:


Данная статья ни в коей мере не претендует называться научной, тем не менее, я по мере возможности ссылался на источники и приложил список литературы, который был использован при подготовке этого материала.


Список литературы:

1.     Черепнин Л. В. Русская палеография, М.: 1956. 

2.     Белова А. Б. Техника древнерусского письма: позы пишущего XVI–XVII вв., Н.: 2019.

3.     Демидова Н. Ф. Служилая бюрократия в России XVII в. и ее роль в формировании абсолютизма, М.: 1978. 

4.     Беляков А. В. Служащие Посольского приказа 1645–1682 гг., СПб.: 2017.




Comentarios


bottom of page